?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] Салаты, спасибо что остались



Спросили мудреца, кто счастлив и что такое несчастье? «Счастлив, кто посеял и воспользовался жатвой, – отвечал он. – Несчастлив, кто умер и оставил все, что накопил».
Аня, а вот ты помнишь ты говорила, что те сапоги, что тебе жмут, ты мне завещаешь? Можно мне тогда ещё тот квадратный флакончик с зелёными духами? Вон же ж говорят, что надо счастье размножать.

Ой, ладно, лучше про еду! Про летнюю. Лёгкую, вкусную и такую что прям курлык-курлык как аппетитно что можно бадейку навернуть, а потом похудеть даже сразу. Давайте штоле про летние салатики поговорим, мои маленькие комарики.. Зимой траву жевать - только слёзы лить, зубы сами котлету ищут. А в Голлашкино хоть и лето в календарике, но на улице осень и осень, я подозреваю всё таки голландцев что у них у всех жабры есть, недаром они рыбку любят и без селёдки спать не ложатся. Недавно в Голландии пошёл новый урожай, вернее, улов селёдки.. Клянусь, не помню даже когда и вкуснее была она. Не просто во рту тает, а чуть ли не сама туда запрыгивает и растекается в неге как я на новой простыне на прошлой неделе.



Ох, боюсь я за людей, которые вдруг начинают худеть…Collapse )
Austin Briggs  - иллюстратор с суперским умением рисовать.

Вот это мне кажется идеальным наброском - линии правильной толщины, градация тоновая - черный, серый и цвет бумаги - все прекрасно тут.  Вот отчего наброски нужно делать инструментами гибкими, позволяющими менять толщину линии, нажим, насыщенность штриха. Особенно начинающим. А они вечно берут жесткие, технические лайнеры с тонкой одинаковой механической линией.



А это эскиз для журнальной иллюстрации. Может, кстати, и готовая иллюстрация - он такие линейные, живые как раз рисовал для журналов. Очень любил литографический карандаш - он такой жирный, выразительный.


Пишут, что многие свои иллюстрации он обводил с фото. Но это как раз  то,  про что я недавно писала - хорошо обводить фото получается только у того, кто умеет рисовать:)

Обе картинки из блога Illustration Art, который ведет David Apatoff.  Первая - из поста про использование фотографий художниками. Вторая - из поста про Бриггса.

[reposted post] Тюльбархатпайетки

Коктейльное платье от Кристиана Диора, коллекция осени-зимы 1957-58, из коллекции Дидье Людо.


В деталяхCollapse )
Я городские наброски, все эти urban sketches, не люблю. Большей частью у непрофессионалов они скучны и невнятны. Смотреть иногда можно пинтерест - там отобранные, просеянные работы, а смотреть что-то массовое, вроде тэга в инстаграме - начинаешь терять веру в человечество. Но непрофессионалы не виноваты - им никто не объяснил элементарных принципов и они царапают, как бог на душу положит. В академическом же образовании тебе начинают вдалбливать простые, но действенные правила еще в детстве. И месяц летней практики, когда рисуешь не полчаса, а целый день на улице под руководством преподавателя был у меня самой семь раз, а потом еще несколько лет, когда уже мои ученики рисовали.

Хотела я сначала показать понравившийся мне набросок и рассказать, что в нем хорошо, но потом подумала, что для полноты нужно и показать не нравящиеся и рассказать, что в них плохо.

Для референса тут нужно вспомнить два поста из моих предыдущих - про то, что в наброске для выразительности должны непременно присутствовать "белый", "серый" и "черный" - и про ответственность за линию.

Сегодняшняя мысль про наброски у меня такая. Набросок по природе своей ограниченный в средствах рисунок. Вы не можете вырисовать все детали, не можете выштриховать все-все тональные отношения. Это означает, что одной из главных задач при рисовании наброска будет - что выбрать нарисовать, а что опустить, что выбрать "закрасить", а что оставить. Поскольку все линии и штрихи у нас ограничены, важно хорошо сообразить  и умно отобрать, что в этот набор войдет.

Дальше примеры хорошего и дурного.

Смотреть примеры и читать разборыCollapse )

[reposted post] ЗАКОНОМЕРНОСТЬ ЖИЗНИ

Если какая-нибудь неприятность может случиться, она случается», — этот закон Мерфи, иностранный аналог русского «закона подлости», пожалуй, является самой известной закономерностью жизни, действие которой каждый из нас успел на себе испытать. Но если бы все на этом закончилось, жизнь была бы скучна и неинтересна. Закон, благодаря силе ума и чувству юмора ученых и инженеров, способных замечать малейшие взаимосвязи между явлениями, оброс множеством следствий и вариаций.

Read more...Collapse )

[reposted post] New York Times plum torte

Я уже несколько лет хочу испечь сливовый пирог. В тот год, когда я решительно собралась и сливы стояли на столе, у нас сломалась духовка. Духовку долго переустанавливали и сливовый сезон закончился. И с тех пор каждый год я вспоминаю - и всегда не вовремя. А в этом году муж принес коробку со сливами и сказал - исполни мечту.

Я порылась в закладках - потому что с тех пор все складывала и складывала рецепты сливовых пирогов - и выбрала самый простой. Классический plum torte от газеты New York Times. История этого рецепта - история неожиданного успеха, который никому бы в голову не пришел, когда в 1983 году в газете опубликовали рецепт. Пирог этот так неожиданно понравился, что весь год редакцию засыпали письмами с просьбой выслать рецепт.

Дело было в доинтернетные времена, поэтому те, кто испек и выбросил номер газеты, теряли рецепт навсегда:) Редакция весь год высылала рецепты, а в следующем сентябре опубликовала его опять. И стала так делать каждый год! Когда в 89-м году в газете решили, что хватит и объявили об этом - опять повалил поток писем. Люди просили не отменять эту сентябрьскую публикацию, потому что для них это была уже традиция и знак окончания лета и начала осени.

Рецепт, правда, очень простой, и вместо слив можно использовать любые другие фрукты - персики, абрикосы, нектарины. И ягоды. Наши сливы были размером с небольшое яблоко, а автор рецепта, которая сейчас уже на пенсии, сказала, что не любит эти летние сливы-гиганты, а любит осенние итальянские сине-черные небольшие сливы. Но у меня были только эти толстуны.

Милый муж мне вызвался помогать, и вдвоем работа пошла очень быстро.

Для теста нужно в большой миске взбить миксером масло(комнатной температуры) с сахаром - 3/4 чашки сахара и полчашки масла сливочного (у нас это один цыбик в упаковке, в русских мерах - 115 г). Затем добавить туда чашку муки (просеянную), чайную ложку разрыхлителя для теста и два больших яйца. В первый раз я сначала добавила муку, потом яйца, во второй раз, сначала вбила яйца, потом муку. Чуть выше во второй раз вышло. В рецепте нужно сначала сухое, потом яйца. Я еще влила немного ванильной эссенции, ваниль никода не помешает. Размешанное миксером все это - уже и готово.

Нужно переложить это в разъемную круглую форму для тортов (9-10 дюймов в диаметре), тесто довольно густое, но мокрое, и его нужно лопаточкой вывалить и разровнять.
Сливы порезать половинками, вынуть косточку. Положить спинкой вверх по всему полю кругами. Сверху - я размешала светло-коричневый сахар с корицей и присыпала сливы. Поставить в духовку на 350 фаренгейтовых градусов (это 177 цельсиевых) на час.

Все. Через час тесто поднимется и обнимет сливы, они станут малиновыми пятнами на румяном тесте. Пирог этот не сильно высокий и очень нежный. Я посмотрела видео на ютубе и была готова к фактуре - она оказалась именно такой, как обещали. Сверху сахарная хрупкая корочка, дальше хорошая такая мякоть пористая, а вокруг и рядом со сливами смесь сливового джема с заварным кремом:) Я заварной крем (кастард здешний) не люблю, он мне напоминает манную кашу, но семья моя его любит.

В руки кусок взять нельзя, можно есть только ложечкой с тарелки, сливы там все превратились в нежный кисло-сладкий джем и правда.

Но легкий этот пирог в изготовлении и, говорят, замораживается отлично. Вчера я делала с большими сливинами, сегодня нарезали на четвертинки и разложили чаще. И так и так вкусно. Даже если кажется, что сливы часто - они потом уменьшаются и заплывают тестом, так что в готовом пироге уже редко видны.

Вот это сегодняшний повтор:



А под катом отъеденный вчерашний.
Read more...Collapse )

Рецепт этот конечно, входит в их классическую книгу с рецептами, но в первоначальном варианте там была полная чашка сахару, не три четверти, и поверх слив можно было побрызгать лимонным соком. Мне кажется, они и так хорошо кислые выходят. Также там время другое - не час, а 45-50 минут - пока верх не зарумянится, а сливы не начнут пузыриться. В следующий раз попробую такое время.

[reposted post] Немецкий Монжау (Monschau)

Не торопитесь меня исправлять, что немецкое Monschau читается как 'Моншау'. Как ни странно, местные называют себя жителями МонЖау. Видимо из-за того, что когда-то в названии этого городка, по которому проходит граница с Бельгией, действительно был звук Ж вместо Ш.

Повторюсь уже в который раз, что у нашей маленькой семьи есть сравнительно давняя традиция - мы стараемся периодически, в основном на выходных, выбираться куда-нибудь и путешествовать. Не перестаю восхищаться, сколько красоты находится от нас практически на расстоянии вытянутой руки. В этот раз рука вытянулась на почти 2 часа от дома, но все еще осталась в родной земле Северный Рейн-Вестфалия. Причем мы еще успели прихватить с собой друзей, которые живут в Дюрене - в 30 минутах езды от Монжау.

В Монжау можно влюбиться с первой секунды. Помните в моей "Бесконечной книге" фахверковые домики с мельничным колесом? Именно Монжау послужил прототипом для многих домиков на страницах моей книги.

Monschau

Пройдемся?Collapse )

Не так давно я гуляла по осеннему Амстердаму и решила, что пора наведываться на целые дни только для музеев. Например, провести целый день в музее Ван Гога или в Рейксмюзеум (Rijksmuseum) - Государственном музее Амстердама. Последний как раз входит в число самых посещаемых музеев мира и содержит в основе художественной коллекции работы голландских мастеров XV—XIX веков. Это конечно же Рембрандт, Вермеер и другие.

946
Rijksmuseum 2014, фотограф John Lewis Marshall. Фотография отсюда: www.rijksmuseum.nl

И только я начала строить планы, как вселенная откликнулась. Профжурнал для художников "Monopol" опубликовал в своем блоге статью о том, что Рейксмюзеум объявил войну ручным штативам для смартфонов, с помощью которых делают так называемые арт-селфи, а так же собирается вообще запретить фотографировать в музее. Кроме того музей стартовал кампанию для художников - #Startdrawing - начни рисовать. Ведь люди с блокнотами и карандашами в стенах музея приятная, спокойная и мыслящая публика. Человек, который рисует с натуры, как правило задумывается и всматривается в предмет изображения. Слоган кампании:"You see more when you draw." (Ты видишь больше когда рисуешь)

Признаться, я рада подобной инициативе, но одновременно возмущена вечными бурчаниями музеев и галерей по поводу фотографов. Потому что причина тут вовсе не в том, что вспышка вредит старинные покрытия (ее уже давно все научились отключать!) или многочисленные самоназванные фотографы мешают "мирным" посетителям наслаждаться искусством. Кто эти "мирные" посетители? Сейчас у всех смартфон на пальцах!

Лично я и рисую - получаю недоверчивые кивки в мою сторону, и фотографирую - получаю неодобрительные взгляды хранителей залов. В первом случае потому, что слишком долго стою перед произведениями, занимаю ценное место, если напротив есть лавочка или приношу с собой опасно острые карандаши и еще более опасные мокрые краски. А во втором случае потому, что якобы кому-то мешаю. В блоге немецкого журнала Монополь в статье под названием Krieg dem Selfie-Stick (Война селфи-штативам) автор озвучивает как раз мои мысли, почему именно музеи против фотографов: (цитата - мой перевод с немецкого)

"Музеи всегда недолюбливали фотографирующих посетителей. Потому что фотографии приносят проблемы. Музею из-за авторских прав. Другим посетителям, потому что люди с фотокамерой часто спешат от одной картины к другой и задерживаются лишь на секунду, чтобы нажать на кнопку фотоаппарата. Магазину музея, потому что посетители сами делают репродукции оригиналов и НЕ покупают всевозможные открытки и каталоги. К этому прибавилась беда, что почти каждый посетитель музея приносит с собой штативы для смартфона, которые так же практичны, как зонты с тростью в закрытом помещении. Многочисленные культурные заведения даже выпустили в последние месяцы запрет на такие гаджеты, потому что переживают за безопасность экспонатов и других посетителей"

Если отбросить все переживания о чьем-то состоянии, то основная мысль такова, что музеи хотят сами продавать репродукции оригиналов и зарабатывать на этом деньги. Но, во-первых, искусство принадлежит народу, мало ли чего они там хотят. Это только в Лондоне бесплатный вход в музеи. У нас в кино и то дешевле сходить.

Во-вторых, чего запрещальщики не понимают, так это того, что в современном мире репродукции, напечатанные на открытках нафиг никому не нужны! Их не покажешь в блоге под заголовком "Был на выставке". Место на стенах, чтобы вешать их в рамочки, тоже ограничено. Мода посылать такие открытки друзьям так же давно прошла (я сама отправила последнюю такую открытку с выставки 10 лет назад подруге-художнице). А люди, которые любят такие открытки - купят их даже тогда, если сделали тонны фотографий в выставочных залах.

В-третьих, лично мне очень важно иметь возможность сделать фотографию на выставке. Я могу дома спокойно все рассмотреть, увеличить, приблизить детали. На выставке, забитой посетителями, этого сделать просто невозможно! Потому что элементарно близко подходить к картине запрещено или физически невозможно. Попробуйте скопировать Мону Лизу в Лувре. Три раза ха-ха-ха.

Или здесь, в том же Рейксмюзеум возле знаменитой и таинственной картины Рембрандта "Ночной дозор" сесть порисовать? (Фотография отсюда: www.monopol-magazin.de) Спасибо, если можно улучшить минутку, чтобы кривую и косую фотографию для себя сделать.

947

Или вот я честно хотела в Дрездене в музее оружия купить каталог, потому что там нельзя было фотографировать, а доспехи, костюмы, оружие были такие - что обнять и плакать. Хотелось бесконечно пересматривать. И что вы думаете? Такого каталога не существует пока в природе! А в национальной галерее того же Дрездена они даже не утруждают себя тем, чтобы осветить все представленные работы - и в прямом, и в переносном смысле. В большинстве залов фотографировать (без вспышки) просто было невозможно - темно, как в пещере. А в каталоге многих интересующих меня картин просто не было.

В любом случае инициатива Рейксмюзеум направить лучи прожекторов на рисующих людей и приглашать их активно делать наброски, а не фотографировать, очень похвальна! Тем более, что можно на ИГ опубликовать под специальными тегами свои зарисовки из музея и получить возможность быть замеченным. Если вам интересно, речь о тегах #hierteekenen, что должно означать "бросай фотографировать и начинай рисовать" или #startdrawing. Конкурренции там пока еще нет, так что все в Амстердам в Рейксмюзеум :-)

В плане отношения к тому, можно или нет фотографировать, меня порадовали немецкие музеи. Потому что многие уже поняли, насколько велико влияние блогов и социальных сетей. Каждая фотография, сделанная в музее или на выставке - самая настоящая реклама и призыв для других, провести свое время культурно в картинной галерее, а не за бутылкой пива в подворотне. Нужно просто вести больше разъяснительных кампаний, как правильно копирайты расставлять и когда можно, а когда нет использовать в коммерческих целях сделанные на выставке фотографии. И главное, нужно подавать искусство интересно, а не уныло-усыпляюще.

С другой стороны, лично я довольно часто рисую в музеях. И что я вам скажу. Условий там для этого никаких нет! Приходится садиться на пол где-нибудь в уголке. И все равно о тебя спотыкаются, заглядывают через плечо, сбегается толпы озабоченных охранников. Либо я вынуждена рисовать стоя, на весу. А что, если я захочу (имею право) стать с маслом и мольбертом, чтобы покопировать старых мастеров и поучиться их технике таким образом? Да выведут вас оттуда за один запах краски под белы рученьки - можете даже не сомневаться! И, повторюсь, мне все равно нужна возможность сделать фотографию в галерее. На случай, если каталогов вообще нет. Или хотя бы потому, что если каталоги или открытки с репродукциями есть - они элементарно искажают цвета при печати. А по фото я могу сама понять, попала или нет в цветовую гамму оригинала. И детали могу рассмотреть в любое удобное для меня время. Не говоря уже о том, что могу вам, моим читателям, показать то, что видела своими глазами.

Например, художественный музей Штедель во Франкфурте-на-Майне специально пригласил к 200летию порядка 120 блогеров, твиттеров и инстаграммеров. В ночном Штеделе можно было целых 200 минут заглядывать за кулисы, в хранилище, в реставрационную мастерскую, даже в кабинет директора! Успех подобных мероприятий любят измерять цифрами. После этой акции было зарегистированно 1.500 твитов с 6 миллионами различных вдохновительных вещей! И это без того, что на ИГ было более полутысячи фотографий и почти столько же людей наблюдали за живой траснляцией через Periscopе. (Информация и статистика отсюда: Krieg dem Selfie-Stick)

В общем я против запретов на фотографию. Но теперь у меня хотя бы есть надежда, что мода на рисующих людей главного музея Амстердама как-то поможет создать условия для нас, художников. Может разрешат наконец-то проносить стулья и небольшие мольберты или будут сдавать оборудование прямо там. А может элементарно больше диванчков и лавочек сделают, чтобы люди могли задерживаться перед картинами, даже если рисовать не умеют. Но если товарищи хранители музеев так невинными штативами для смартфонов озабочены, что тут говорить о тяжеловесных рюкзаках и оборудовании, которое за собой тягают художники?

Не так давно купила себе на пробу целый набор карандашей Koh-i-Noor Polycolor. Если вы следили за моим проектом 365 зарисовок, который лёг в основу моей книги "Рисуй каждый день. Один год с художником-иллюстратором.", то еще наверняка помните, что в скетчбуках я работаю многослойно - акварелью, белилами и цветными карандашами. Как правило первый слой - акварель или акрил. Второй, третий и десятый - белила и акценты цветными карандашами. И как раз последними ещё со времён моей учёбы были карандаши Polychromos Faber Castell (я здесь о них уже рассказывала). Они довольно яркие, легко отдают пигмент бумаге, но при этом немного маслянистые. То есть рисовать ими по акварели и даже по гладкому акрилу можно, а вот наоборот - уже затруднительно. А иногда ведь так хочется пройтись ещё раз лёгкой акварельной лессировкой по каким-то слишком шершавым карандашным кусочкам работы.

My sketches in Provence

Кохиноры (Polycolor KOH-I-NOOR) мне понравились, хотя они тоже слегка маслянистые. Легко ложатся на бумагу, пигменты у них яркие, легко отдаются бумаге и да, по ним можно, хоть и с некоторым усилием, пройтись слоем акварели. Цена у них, кстати, более демократичная, чем на Полихромосы (Faber-Castell 110036 POLYCHROMOS). Про CARAN d'Aсhe Pablo вообще молчу. Кстати, удобную коробочку под Кохиноры взяла здесь: Holzbox

Моя недавняя поездка в Прованс по приглашению художницы Татьяны (tatianaddessine) принесла богатый зарисовочный улов. Речь, конечно, и была о специальной арт-поездке, которую организовала Татьяна. Семья моя вздыхала:"Хорошо тебе, едешь среди зимы в солнышко и красоту". Да, мне было хорошо :-) Всего за 3 дня я сделала порядка 20 набросков и зарисовочек. Татьяна знает все вкусные, злачные для художника места, прекрасно владеет французским и сама рисует так, что дух захватывает. Плюс она такой же рисовальный маньяк, как я сама, который забывает попить-поесть, если начинается рисование (все предыдущие объяснения можно было не читать :-)). Вот этот дуб был за шато La Coste у виноградников. Представляете, он стоит прямо на огромной проточной трубе! Мы так и не поняли, как под ним прорыли водоотвод, и куда делись корни. Может быть канал был там до дуба? Дубок посадили маленьким, а корни просто оплели со временем под землёй водосточную трубу под дорогой. Кто знает, как быстро растёт дуб в Провансе?

Только мы пристроились рисовать диковинное дерево (моя зарисовка на фото ниже), как к нам, аки молодая газель, прискакал элегантно одетый паренёк. Стал извиняюще поправлять очки и говорить, что, мол, мамО переживает, всё ли у вас в порядке, не заблудились ли вы. Потому что, мол, все туристы во-о-он там (показывает нам рукой).

My sketches in Provence

Мы тоже извинились - я на английском, Татьяна на французском, что вторглись в поместье. Это был сын хозяйки шато. Виновато показали альбомчики, что художники мы, деревья рисуем и всё такое. После слова 'художник' паренёк тут же расслабился и стал, сдавая вежливо задом, раскланиваться и удаляться. Через некоторое время мы увидели, как он несётся в наше направление с двумя открытыми бутылками колы, и обе облегчённо выдохнули, что это всё же было не к нам - мимо :-) Татьяна говорит, что во Франции слово художник - святое. Например, испанский Пикассо и голландский Ван Гог считаются культурным достоянием Франции - они здесь жили и творили. Поэтому нельзя наезжать на иностранцев-художников. Вдруг это будущие Пикассо и Ван Гоги. Под это дело мы осмелели, стали нагло расхаживать по поместью и жадно рисовать! Если мимо нас проезжали рабочие на тракторе или автобусе, они ещё хором извинялись, если нам приходилось прекращать рисовать и отходить в сторону. Тут же подумала, что ладно в России, мне бы и в Германии прикрикнули:"А чё это ты тут делаешь? Это частная собственность - кыш отсюда!" А французы вон какие - душки и умнички! Ну или им было просто приятно растянуться в авансах перед двумя хорошенькими девушками ;-) (Cам себя не похвалишь...)

А дальше больше!Collapse )